Category: Miscellaneous

Posts about various things not connected specifically to the essential topics of either My Mind or My Big Trip.

Женские Дела, Мужские Разговоры

Сегодня я посещала парикмахерскую. Запись на самое открытие, когда я была первым и пока единственным клиентом. Вроде пришла в довольно-таки женское место, и стригла женщина, и вторая, которая с меня потом деньги взяла, тоже мадама. Однако, ощущение, как после посещения… гм, не придумается смачного примера про то, где я могла бы быть среди мужчин и слушать их разговоры.
В общем да, меня удивили эти дамские беседы: про машины! Мыли-стригли-сушили-рассчитывали меня где-то 45 минут, и все-все это время обе говрили про машины. Делились-рассказывали друг-другу про то, как одна чинила свою, как ехала и стартовала на светофорах, другая, как купить хочет с мужем и ездила смотреть на Ждановичах, и про парковку, и про детали, и про всякие такие вещи, которые ну никак не ожидала я услышать, пойдя по-женски красоту навести.
И еще я подумала: вот я первый клиент, они не виделись со вчера, а может, у них смены так, что и пару дней… и вот обсудили они все, как видно, самое-самое горячее, а что будет потом? Они 45 минут неустанно говорили, и дальше так будут? Весь день? Мне кажется, даже я не могу весь-весь день общаться и рассказывать. Вот уж не знаю.

Какая Странная Жизнь. Как ее Понимать?

Вчера не спалось и думалось. А от этого думалось и не спалось.
И подумалось, какая все же странная штука, эта жизнь, как ее понимать, чего от нее ждать? А она же, наверное, что-то говорит мне.

Пришли мы с Аркашей в гости к одним друзьям. Они нас позвали познакомить с другими своими друзьями, парой с ребенком, которые, как и мы, собирались посудомоечную машину покупать. Сидели за столом, общались. Дети – девочки наших друзей и той пары, в возрасте 4 лет, играли в соседней комнате.
Пришло время расходиться. Помню, как мы зашли в комнату, где играли дети. Я, и их две мамы. И я стояла при входе, прислонившись к косяку двери, когда мама, которой уходить надо было, звала свою дочку собираться.

А потом мы пересеклись с этой парой в русском ресторане, где праздновала юбилей та, кто приглашала нас в гости. Мы с ними сидели по одну сторону длинного стола. Даже где-то рядом: Я, потом Аркаша, кто-то еще вроде, и потом они. И больше не помню. Но спустя пару лет я видела фото с этого празднования. Может уже по нему и вспоминаю, кто где сидел.

А потом помню, как мы с Аркашей ехали в машине, наверное из Йокнеама в Хайфу. Аркаше позвонила подруга, которая также дружит и со всеми вышеупомянутыми, и говорила с ним о чем-то тревожном, спрашивала какие-то контакты. Оказалось, говорила она о том, что та, с кем нас знакомили из той пары, что хотели купить посудомоечную машину, оказалась больна. Раком. И все неожиданно и стремительно развивается. Вот такая жуткая новость по дороге куда-то, в машине.

Вскоре, очень вскоре, ее не стало. Я помню, когда я узнала об этом. Это было в день, когда у нас с Аркашей случился большой разлад, и я была одна, и мне было плохо. И я еще подумала: вот, что случается, вот, что людей разлучает. А тут мы со своими разладами-расставаниями.

Но мы пока не расстались все же.
Спустя некотрое время, мы пришли в гости к тем, кто звонил тогда Аркаше с тревожной вестью. Там же были и друзья, что знакомили нас с этой парой, и был теперь уже один, отец с пятилетней дочкой. Помню, они зашли, и девочка шла рядом, держа его за палец, очень прижимаясь к нему. Смотреть было больно, зная о произошедшем.

Он хотел сразу влиться в компанию, она же не отпускала его, хотя знала всех этих людей хорошо, и их детей. Ближе к завершению вечера, помню, как видела, что девчонки сидели на полу и играли с игрушками-лошадками. Болезненные мысли скорби и сожаления не покидали голову, когда я смотрела на этого ребенка.
Помню, в процессе вечера я общалась и с ее папой. Он чем-то притягивал, был живой (насколько бы это слово тут ни звучало странно) и энергичный. От него исходило ощущение, что ему есть чем заинтересовать, и хотелось общаться. Девочка иногда подходила к нему, снова за него подержаться, просто побыть рядом, а потом и вовсе стала проситься домой.

Он пригласил в гости всех нас. У него был бар с большим количеством благородных напитков, дегустация которых и стала предлогом для визита.
Мы с Аркашей заехали в торговый центр в Хайфе, покупали мне новый телефон прежде чем ехать к нему. Припарковавшись на улице у его дома, мы позвонили уточнить квартиру, и он попросил подождать еще пол-часика, тк он кладет ребенка спать. Мы с Аркашей как-раз подумывали купить квартиру, и с удовольствием прогулялись по улочке, посмотрев на дома и дворы. Нам нравилась эта улица. Позже, именно на этой удице я и жила. Но уже одна, а не с Аркашей. После того, как мы все же расстались.
А потом на этой же улице, в той же квартире, куда мы сейчас шли, я жила с Рустамом. А пока что он положил Шелю спать и звякнул нам, что можно приходить. тут же появились и другие ребята. Мы неплохо посидели. Рустам взял посмотреть мой телефон и уронил его, в первый же день! Ну, так мне запомнилось.
Мы с Аркашей хотели посмотреть квартиру. Рустам показывал и также открыл дверь в команту своей спальни, где спала Шелька. Был включен обогреватель-дулка. Я увидела эту девочку, и снова почувствовала болезненное ощущение, глядя на ребенка, спящего там, где через какое-то время буду спать я, а сейчас спит она, хотя должна бы была спать ее мама.

Я не помню, что Аркаша говорил по поводу Шели и всей ситуации. Некое сожалеющее, немыслимое и негодующее ощущение выражал, да, но я помню, что он сказал, что Рустам ему не очень нравится по некоторым критериям. А я сказала, что мне наоборот он нравится, что он интересный и его просто надо уметь воспринимать.

Однажды в день рождения Шельки мы с Аркашей случайно пересеклись с ними в торговом центре, немного поболтали. Как-то, наверное, мы поддерживали связь. Возможно, виделись еще как-то у совместных друзей. Спустя время, почти пол-года выходит, в мой день рождения Рустам позвонил поздравить и договориться, когда именно приходить на празднование, а я сказала, что празднования не будет, тк мы с Аркашей расстались. Мне было очень херово. Рустам, видно, как никто из других, смог найти ко мне подход, будучи тем, кто сам недавно пережил, пусть и другое, но расставание.

Когда я переехала в Хайфу волею судьбы мне довелось жить на той самой улице.
Ночью я прибегала к Рустаму поплакать, позволяя себе терзать свою душу и сердце по полной, как оно того требовало. Он успокаивал, он поддерживал, он вселял веру и жизнь. Я не знаю, как бы я пережила свое состояние без него! Были и другие люди, кто помогал и поддерживал, но во многие моменты и во многом именно он вытащил меня, предал уверенности в себе и веры в будущее.
А Шели спала, когда я приходила. Если вдруг просыпалась, я пряталась.
Иногда мы где-то виделись с ней, в те редкие случаи, когда мы с Рустамом позволяли себе пересечься где-то в городе, когда он подъезжал на машине, везя Шелю к бабушкам, а у меня была криза с душевным криком о помощи. Тогда Шели сидела в машине, а Рустам утешал меня, прячась сзади, со стороны багажника, где были шторки и она не могла нас увидеть.

Сближаясь с Рустамом, хотелось все же видеться и с Шелей. И где-то раз в месяц мы могли проводить время вместе. А потом может пересекаться и раза два в месяц, но не чаще. Иногда просто пересечься, иногда провести время вместе, но вместе с Шелей, и ни в коем случае не вместе с Рустамом при Шеле. Иногда у них дома, иногда где-то вне.
А однажды она обняла меня за ноги, куда достала, там и обняла, и не отпускала, и просила не уходить. И снова стало болезненно. Но и приятно. Ей было 6 тогда.

А потом когда-то я стала жить с ними. И спать там, где когда-то я увидела спящей Шельку, когда дул обогреватель, а рядом стоял Аркаша, и ему, как оказалось, не очень приятен был Рустам, который так сильно меня поддержал и просто-таки спас меня в моменты отчаяния и потери сил от расставания с Аркашей, которое началось еще тогда, когда не стало жены Рустама и мамы Шели, с которыми нас познакомили друзья, тк и мы и они собирались покупать посудомоечную машину, и в тот же день я впервые увидела и Шельку, и запомнила ее особенно, когда ее мама, стоявшая от меня всего в менее полуметра, звала свою дочь собираться домой, еще совсем не подозревая, что уже очень скоро так звать ее собираться домой или в гости, или в школу буду я…. я тоже этого никак уж не знала…

Выбранная ими посудомоечная машина ни раз послужила мне добрым делом. Позже она и сломалась уж, и я вызывала техника чинить ее. Посудомоечная машина, которую выбрали мы с Аркашей, осталась ему. Хоть друзья нас и знакомили на этой почве, машины у нас были разные, мне довелось воспользоваться и одной и другой. Но та встреча, видимо, несла мне тогда куда большее, чем машину…

Она снилась мне, сперва просто появляясь, будто посмотреть, что происходит, и я чувствовала, что мне надо уйти, исчезнуть, тк Она вернулась, там – Ее место! После того, как Шели обняла меня, Она пришла попросить помочь Ей собрать ее вещи и заботиться о Шельке.

Мне нечего больше сказать, кроме того, что какая все же странная штука, эта жизнь, как ее понимать, чего от нее ждать? А она же, наверное, что-то говорит мне.

Plan. Anticipation. Dream. | План. Ожидание. Мечта.

A plan.
I make a plan out of what is important for me and what depends mostly on me.

Anticipation.
What I consider important and I think I’ll be happy with, but it depends not on me solely, I keep hoping and waiting for.

A dream.
Something which is less about importance, but more about likeliness and enjoyment, I make a dream.

Dream is a thing I could share with everyone. Plan is for those who I trust. And what I’m waiting for is my personal secret.

План.
Я делаю своим планом то, что мне важно, и что зависит в основном от меня.

Ожидание.
Что я считаю важным для себя и верю, что буду счастлива с этим, но зависит оно не только от меня, я ожидаю и надеюсь, что произойдет.

Мечта.
Что-то, что берет не важностью, а тем, что мне нравится и я могу этим наслаждаться, становится моей мечтой.

О мечте я могу поделиться с любым. План – лишь для тех, кому доверяю. А ожидания – это мое сокровенное.

I found myself watching movies about datlashim | Торкнуло меня о датлашах смотреть

Торкнуло меня о датлашах смотреть (вышедших из религии, иудаизма в частности). В некоторой степени я знаю о том мире изнутри, и вот любопытно, как люди из датишного (религиозного) мира смотрят на мир, что снаружи, что их привлекает в светской жизни (что пугает, оказывается сложным вначале), и что давит в религиозном.
И вот пример пример на минуте 3.10 видео, где вернувшаяся к вопросу (= вышедшая из религии) 5 недель назад датлашка, ведущая блог о странностях датишной жизни, общается с датишной девочкой на остановке… пример, который я не могу переложить в слова чтобы описать, о чем это, но хочу поделиться. А позже, возможно, все же сформулирую мысли и впечталения и отражу их тут.

I found myself watching movies about datlashim (those who quited religion, particularly Judaism). As I know a little bit about that world from inside, I am curious about how people from the dati (religious) world look at the outer world, what attracts them in secular life (what frightens or makes it difficult in the beginning), and what drives them crazy in the dati world.
And here's just an example at minute
3.10 of the video, where a datlashit girl who "returned to the question" (= exited the religion) 5 weeks ago, and who writes a blog about weirdness of dati life, is talking to a dati girl sitting at a bus stop…
I am unable to comment on it now and even describe about the situation, but I really felt like sharing. And later I may still gather my thoughts and impressions and reflect them here.